Первые монастыри и организация орденских структур

Путешествия Иоанна Плано Карпини и Гильома Рубрука в Восточные страны, а также быстрое развитие и рост монастырей в Центральной Европе открывали францисканцам новые горизонты на Востоке и Юго-востоке.

19 апреля 1258 г. Папа Александр IV предоставил отправляющимся на Русь францисканцам широкие пастырские привилегии, касающиеся прежде всего возможности свободно основывать новые обители, а в апостольской деятельности поддерживать контакты с инославными. По полномочию Святого Престола они имели право совершать таинства крещения, исповеди и другие таинства, венчать и освобождать от церковных санкций. Их полномочия распространялись также на строительство храмов, назначения пастырей, а также на возможность принятия рукоположения во священники от любого католического епископа.

Прибывая в новые места и обосновываясь в них, францисканцы использовали опыт, приобретенный собратьями в Западной и Центральной Европе, и выработавшуюся в течение нескольких десятков лет "францисканскую тактику". Сначала в город прибывали братья-"первопроходцы", направленные провинциалом или кустодом. Они начинали проповедовать, знакомя людей с Орденом св. Франциска и вступая в контакты с местным населением. Поскольку церковных структур Католической Церкви в Восточной Европе в то время еще не существовало, сам собой отпадал вопрос согласия правящего епископа на деятельность монахов-францисканцев и условий сотрудничества с ним (потому Александр IV и дал миссионерам такие широкие полномочия). В скором после прибытия времени "пионеры" приступали к созданию условий для основания монастыря и организованной пастырской деятельности. Когда при поддержке благодетелей было подготовлено жилье (чаще всего - временное) или место под монастырь, в город прибывала группа монахов, возникала община.

Следует отметить, что установление точной даты основания того или иного монастыря часто бывает проблематично. В большинстве случаев первоначальная документация на эту тему отсутствует (это относится и ко многим монастырям в Центральной и Западной Европе). Принято считать, что монастырь был основан, когда в городе обосновывались монахи, хотя обитали они во временных жилищах и поначалу в конвентах было малое количество братьев. Поэтому год прибытия францисканских монахов в данный город обычно считают датой основания монастыря.

Первой степенью межмонастырской организации в Ордене были кустодии. Они возникали оперативно, т.е. в регионах, где планировалось основание новых монастырей. Таким образом, к 1260 г. возникла Русская кустодия, немного позднее - Газарийская кустодия в Крыму, Сарайская - в Поволжье, Приазовье и на Кавказе, а затем - Китайская и Армалекская кустодии на Дальнем Востоке, а также три кустодии в Закавказье и Малой Азии. В дальнейшем деятельность развивалась на уровне кустодии. Кустод принимал решение об основании новых монастырей, имевших статус филиальных (дочерних) обителей, а также направлял туда для работы братьев. Таким образом, центр кустодии объединял вокруг себя несколько филиальных общин.

Следующим этапом развития орденских структур были провинции, которые объединяли несколько кустодий в данной стране. Однако, после избрания в 1256 г. Генеральным Министром Ордена св. Бонавентуры, на Генеральном Капитуле было решено не основывать новых провинций без специального разрешения Апостольского Престола, а новые кустодии объединять в викариаты. Таким образом, Газарийская и Сарайская кустодии составляли Аквилонский викариат, а Китайский викариат объединял Китайскую и Армалекскую кустодии.

Викариат в своих правах имел статус, подобный провинции. Руководовший этой орденской структурой викарий подчинялся непосредственно генеральному министру Ордена. Поэтому если в стране или княжестве существовала только одна кустодия, кустод иногда обращался к орденским властям с просьбой преобразовать кустодию в викариат. Примером может быть получившая в 1345 г. статус викариата Русская кустодия и образованный в XIV в. Литовский викариат.