Из истории рождественских яслей

Считается, что первым сделал рождественские ясли св. Франциск. Однако историки утверждают, что Бедняк из Ассизи позаимствовал эту традицию у бенедиктинцев, которые в некоторых своих монастырях устанавливали фигурки, призванные напомнить верующим о событиях Рождества и носивших чисто дидактический характер. Они были своеобразным продолжением идеи оформления церковного пространства как «Библии для неграмотных». Однако, создание «живых яслей» — это, несомненно, ноу-хау св. Франциска. Можно много говорить о мистериях, которые разыгрывались в Средние века перед храмами, дабы разъяснить верующим смысл того или иного праздника, но так, как это сделал основатель Ордена Братьев Меньших, до этого не делал никто.

Из «Первого жития св. Франциска» Фомы Челанского мы узнаем о том, как и где все происходило. Вернувшийся из Святой Земли Серафический Отец решает приблизить атмосферу той ночи своим братьям, чтобы разделить с ними радость. В полночь кануна Рождества 1223 года он превратил маленькое селение Греччо в долине Риете (которую позже назовут в честь него Святой) в новый Вифлеем. В этих местах, столь близких по природе и климату, а главное населенных людьми, похожими на простых палестинских пастухов, свершается прикосновение к чуду. Изготавливают ясли (корыто для корма скота), стелют солому, приводят вола и осла. Братья поют, воздавая хвалу Богу, и горы вторят им праздничным эхом.

Затем служится Месса, Франциск одевается в диаконское облачение (он и был диаконом) и поет Евангелие. После совершения Евхаристии, Божий Бедняк обращается к народу с проповедью, в которой говорит о рождении нищего Царя в малом городе Вифлеем.

Впервые ясли принимали Святого Младенца в Таинстве Евхаристии, которое их торжественно освящало. Благая Весть звучит снова здесь и теперь. В этом был смысл действий св. Франциска. И множество людей услышали его и последовали его примеру. Сначала ясли распространяются в храмах Ордена Братьев Меньших. Постепенно популярность и любовь к ним растет. Многое сделали для распространения этой традиции иезуиты. Однако главным апостолом презепе стал монах-доминиканец Грегорио Мария Рокко, который за период с 1734 года до самой своей кончины в 1782 году обошел все улицы и церкви Неаполя, проповедуя любовь к Таинству Рождества. Его известность как проповедника яслей была столь велика, что даже король Карл приветствовал его вопросом: «Отец Рокко, как дела с презепе?»

Иногда можно встретить мнение, что традиция устройства яслей так бурно развивалась и так поддерживалась орденом иезуитов только по одной причине - желанию противопоставить правильное учение ереси лютеранства. Т.е. ясли – для католиков, а устройство рождественской елки, традицию которой связывали с Мартином Лютером, — для лютеран. Сейчас, по прошествии веков, такой взгляд кажется смешным и необоснованным.

Постепенно рождественская сцена обрастает множеством персонажей, пришедших из внешнего мира, мира простых вещей и людей, окружавших мастера, создававшего ясли. Появляются пастухи, почти такие же, как те, что пришли в Вифлеем прославлять Спасителя. Их дома — поля и горы, небо – крыша, себе на жизнь они зарабатывают простым, но нелегким трудом. Эти фигурки напоминают о том, что первым весть о рождении Младенца была возвещена беднякам. Уже потом к ним присоединился обширный мир «народов», пришли волхвы. Это не просто Каспер, Мельхиор и Бальтазар, одинаковые как герои американских рождественских мультфильмов. Они символизируют собой три возраста - юноша, мужчина, старик - и три расы, представляющих космополитичный мир, которому была явлена Благая весть. Интересно, что появление в композиции яслей волхвов, как нельзя лучше, отражает исторические реалии. Они возникают в то время, когда активизируются связи с Востоком. В Европе появляются мавры, и этому мы тоже находим подтверждение в литературе того времени. Приезжают торговцы из Азии. Их появление и привозимые ими товары являются для Европы откровением. Таким образом, Евангельская история интегрируется в окружающую действительность и делает празднование Рождества праздником надежды и спасения, даруемого всем.

Анна Гольдина