«Встреча с Иисусом Христом как основание братской жизни в общине». Конференция 1. Встреча Иисуса с Петром

8-9 февраля российскую общину Францисканцев – Братьев Меньших Конвентуальных посетил о. Франческо Кокко OFMConv, который работает в Генеральной Курии Ордена в Риме и преподает Ветхий Завет в Папском Урбанианском Университете. Он закончил Папский Библейский Институт (Biblicum), специалист по Ветхому Завету, защитил докторскую диссертацию по пророку Исайе. В ходе визита в Санкт-Петербург отец Франческо провел для собратьев четыре конференции, расшифровками которых мы будем делиться с вами на протяжении Великого Поста.

Конференция 1. Встреча Иисуса с Петром

Я приехал к вам не как профессор и преподаватель, а как брат, который хочет вместе с вами вслушиваться в Слово Божие и также делиться тем, что слышим из него.

Я дал заглавие этим дням нашего размышления: «Встреча с Иисусом Христом как основание братской жизни в общине». Думаю, не трудно понять почему именно такой заголовок.

Когда Франциск вынужден был писать устав, то начал его со слов, что устав жизни Братьев Меньших – это жизнь по Евангелию. Я подчеркиваю именно это слово «был вынужден», потому что для Франциска было ясно, что писать ничего не надо, что уже все написано в Евангелии. Поэтому я считаю и уверен, что, когда речь идет о чем-то основном, фундаментальном для нас, то не надо ничего придумывать нового – уже всё написано. Но речь идет о том, чтобы снова найти Евангелие как отправную точку. Думаю, что как раз характерная черта или исключительность призвания Франциска именно в том, что он сумел серьезно воспринять свой крещальный дар, харизму. Т.е. не изобретать какую-то новую форму жизни, но восстановить полностью то, что получает каждый в крещении. И поэтому нашей отправной точкой будет именно Евангелие.

И в своих четырех конференциях я хочу подчеркнуть тему встречи с Иисусом. Важно всегда помнить, что Евангелие – это не доктрина об Иисусе Христе, это встреча со Христом.

Вы, наверное, слышали, как зачастую говорят, что христианство, иудаизм и ислам – это религии книги. Но это верно только в отношении ислама, а христианство и иудаизм не являются религиями книги в своем корне, в том смысле, что они не рождаются от книги, не исходят из книги, а как раз совершенно наоборот – это книга рождается как плод, результат этой встречи и отношений с живым Богом. Поэтому, если мы хотим добраться до сути, то нужно как раз поставить себя в такое направление, чтобы открыться для встречи с Богом. Без такого движения или перехода невозможна живая христианская вера. И тем более нельзя исключить этого перехода, этого шага в нашей посвященной жизни.

Большим риском является принять встречу с Иисусом в монашеской жизни как нечто само собой разумеющееся. Поэтому вопрос, который будет сопровождать нас в течение этих дней: могу ли я сказать, что я в своей жизни встретил Иисуса Христа? И этот ответ должен быть конкретным, и именно потому, что он должен быть конкретным, он будет личный. Нельзя сказать, что ответ, который даю и чувствую я, подходит для 50 человек всех вместе, потому что встреча и эти отношения неповторимы для каждого человека.

Наверное, если мы предстанем в истине перед самими собой, то надо будет признать, что зачастую мы не способны дать вот такой конкретный ответ об этой встрече. И поэтому, чтобы помочь нам так поступать, мы предстаем открытыми, хотим открыться навстречу Евангелию, вот этим четырем встречам с Иисусом, о которых будет идти речь. Поэтому давайте постараемся, чтобы эти евангельские встречи подтолкнули нас к тому, чтобы мы также встретили Иисуса.

Первая личность, которую мы встречаем сегодня в Евангелии – это Петр. Объяснить, показать эту встречу Петра с Иисусом я хочу на двух небольших эпизодах из Евангелия. Первый фрагмент – это Евангелие от Иоанна, 1 глава, стихи с 35 по 42:

35. На другой день опять стоял Иоанн и двое из учеников его.

36. И, увидев идущего Иисуса, сказал: вот Агнец Божий.

37. Услышав от него сии слова, оба ученика пошли за Иисусом.

38. Иисус же, обратившись и увидев их идущих, говорит им: что вам надобно? Они сказали Ему: Равви, – что значит: учитель, – где живешь?

39. Говорит им: пойдите и увидите. Они пошли и увидели, где Он живет; и пробыли у Него день тот. Было около десятого часа.

40. Один из двух, слышавших от Иоанна об Иисусе и последовавших за Ним, был Андрей, брат Симона Петра.

41. Он первый находит брата своего Симона и говорит ему: мы нашли Мессию, что значит: Христос;

42. и привел его к Иисусу. Иисус же, взглянув на него, сказал: ты – Симон, сын Ионин; ты наречешься Кифа, что значит: камень Петр.

Это первый фрагмент, который говорит нам о встрече Иисуса с Петром. Как вы знаете, он находится вначале Евангелия от Иоанна. Все, каждое из Евангелий – это не история Иисуса Христа, это своего рода катехизис. Т.е. каждое из Евангелий, естественно, базируется на истории, но цель их не в том, чтобы описать жизнь Иисуса, а в том, чтобы передать послание веры. И именно поэтому нам следует быть очень внимательными к тому, что на первый взгляд может показаться каким-то маленькими незначительными деталями. Это относится ко всем четырем Евангелиям, но я бы сказал, что особенно важно это для Евангелия от Иоанна, потому что это Евангелие глубоко символично.

Итак, начнем. Тот день, с которым связывается прочитанный нами фрагмент, это день, когда происходит важный переход, скажем так. Это тот момент, когда Иоанн возвещает своим ученикам: за мной идет Тот, Кто был передо мной, Кто был больше меня.

Интересно как представлена нам фигура Иоанна. Говорят, Иоанн «стоял», и в греческом тексте употреблено слово в совершенном виде. На самом деле, эта статичность фигуры Иоанна - он стоял на месте – как раз показывает и символизирует преданность Иоанна, его посвящение, он остается на месте. Он двинется, будет перемещен только тогда, когда его поведут на Страсти. Увидим, что этот же глагол в такой форме вернется, будет повторен, когда мы будем говорить о следующей встрече, о последней встрече, с Марией Магдалиной.

Но прежде всего и важнее всего то, что этот глагол также появляется в центральном моменте Евангелия от Иоанна, т.е. в момент Страстей Христовых, и он относится к Марии, которая стояла у креста. Статичность, стояние, оно не имеет какого-то негативного или пассивного значения, но наоборот, оно очень глубоко и ярко означает преданность.

Следующий стих этого евангельского фрагмента помогает нам еще лучше понять описание этой фигуры Иоанна. Текст нам говорит не просто, что Иоанн увидел Иисуса (хоть русский перевод этого и не отражает). На самом деле, евангельский текст говорит, что он «остановил взгляд» на Иисусе, а не просто увидел.

Этот греческий глагол, которым передан этот взгляд, обозначает «смотреть внутрь», «смотреть насквозь», «насквозь видеть». Вот это как раз очень характеризует взгляд Иоанна и отличает его от всех остальных, от тех, кто видел Иисуса, но не смог увидеть в нем Агнца Божьего, Мессию. Т.е. у Иоанна Крестителя исключительный взгляд, у него взгляд внутренний, взгляд созерцательный. Это первое важное послание для нас – недостаточно увидеть Иисуса, посмотреть на Него, необходимо созерцать Его, всматриваться в Него, чтобы распознать в Нем Мессию.

Первые слова 35 стиха «на другой день» связывают нас с предыдущими стихами.  В 36 стихе также есть соотнесение с тем, что Иоанн сказал раньше. Действительно, уже раньше Иоанн Креститель говорил об Иисусе «вот Агнец Божий, берущий на себя грехи мира». Здесь он не повторяет всех этих слов, ему достаточно сказать «вот Агнец Божий», чтобы восстановить все значение того, что он говорил. Обратите внимание, я говорю «вот Агнец Божий, который несет на себе грехи мира». Чин Мессы на итальянском языке не говорит «Агнец Божий, берущий на себя грехи мира», но говорит - как в Казахстане - «отъемлющий».

Глагол, который используется в итальянском языке, это плохой перевод латинского термина «tollere», который как раз обозначает первоначально нести на себе, но его перевели как «убрать, сгладить». Иоанн, используя символику Ветхого Завета, особенно Книги пророка Исайи, говорит об Иисусе именно как об Агнце, Который взваливает, берет на себя грехи мира. И это смысл того искупления, которое Иисус пришел осуществить, принести. Об этом же говорит и апостол Павел: Он, не будучи грешником, взял грехи на Себя. И поэтому, когда мы говорим, что Иисус сглаживает грехи, мы говорим и думаем неправильно, потому что Иисус пришел, но грех остается и Он именно берет на себя грех. Поэтому по-русски эти слова перевели правильно.

Следующий стих, 37-й, представляет сцену как будто почти предательства Иоанна его учениками, потому что эти два ученика Иоанна Крестителя, услышав это, бросают Иоанна и идут за Иисусом. В древности такое не случалось, не происходило в иудейском семитском мире. Учитель был один-единственный на всю жизнь. Но, на самом деле, в этом случае речь идет не о каком-то предательстве, но о завершении, совершении, исполнении миссии Иоанна Крестителя, потому что Иоанн – Предтеча. Этот титул должен по идее быть главным, хотя называем его Иоанн Креститель, но смысл его миссии – это идти перед Господом, т.е. быть Предтечей. Поэтому эти двое учеников, которые уходят от Иоанна, чтобы прийти к Иисусу, прекрасно показывают, что Иоанн полностью и совершено исполнил свою миссию.

Следующий стих, 38-й, также являет собой очень важное послание. Эти ученики идут за Иисусом, но, на самом деле, главными действующим лицом этого стиха является Иисус, Который обращает на них Свой взор. Важно понять, что вот это «увидев» в 38-м стихе тоже переведено неправильно, потому что очень важен именно этот глагол, который обозначает опять «обратив на них взгляд». Важно «обратить взгляд», не просто «увидеть», потому что этот глагол глубоко теологичен, он имеет глубокое богословское значение. Обычно этот глагол в Ветхом Завете - «обратить взгляд», «обратиться» - обозначает именно обращение к Богу. Т.е. вот это «обратиться» по-древнееврейски может выражать два направления – по отношению к Богу и по отношению к человеку, «повернуться». Мы конечно привыкли всегда думать и представлять, что «обратиться», значит, человек обращается к Богу, но одно из важнейших посланий Ветхого Завета и, в то же время, одно из самых обескураживающих состоит именно в том, что прежде, чем человек обращается к Богу, Бог обращается первый к человеку. И это, действительно, выходит за рамки нашего стандартного мышления, если мы привыкли смотреть на обращение и говорить о нем только в категориях нравственности, нравственного поведения. Но на самом деле, все гораздо глубже, речь идет о смысле экзистенциальном, антропологическом, касается всего человека. И прежде это обращение касается всего человека, всей его глубины, затем вслед за этим идет поведение, жесты, то, что касается и нравственности в том числе. Это еще одна уникальная исключительная характеристика иудейско-христианской традиции. Т.е. это Бог идет искать человека. Во всех остальных религиях речь идет о том, что человек ищет Бога по какой-то своей причине. А наша вера, наша религия являет нам Бога, открывает нам Бога, Который, не имея никаких причин и необходимости, Сам идет на поиски человека.

Итак, мы видим в 38-м стихе Иисуса, Который обращается к ученикам. Подчеркивается также, что «обратившись и увидев», т.е. Иисус смотрит, наблюдает, обращает внимание на то, что эти ученики идут за Ним.

Иисус тогда обращает к ним вопрос. Хочу сказать кое-что о вопросах, которые мы видим и слышим из уст Бога в Ветхом Завете и из уст Иисуса в Новом. Знаете, что вопросы могут быть в основном двух видов. Первый тип вопросов – это кто-то спрашивает, потому что чего-то не знает, т.е. как бы плод незнания. Но когда спрашивает Бог, когда спрашивает Иисус, этот вопрос звучит не потому, что Он чего-то не знает, но для того, чтобы пробудить правдивый, истинный, честный ответ со стороны человека.

И это восхитительно, как описывается таким образом поведение Бога по отношению к человеку. Т.е. Бог не навязывает Свою истину человеку, но посредством вопроса провоцирует человека к тому, чтобы он из себя родил эту истину. И здесь Иисус спрашивает Своих учеников, какова причина, чего ради они следуют за Ним. И здесь еще одно очень важное послание: недостаточно просто идти за Иисусом, необходимо знать, почему я это делаю, ради чего, потому что не все молитвы, не все причины одинаковы. И это тоже еще один вопрос, еще один момент работы в эти дни: почему я иду за Иисусом, какие у меня причины?

И здесь еще хочу подчеркнуть, что нам надо стремиться к ответам конкретным. Не просто «потому что Иисус Сын Божий», но почему я иду за Иисусом, конкретно. И в том, что говорят в ответ ученики, уже звучит вот этот ответ в первом слове. Они называют Иисуса «равви» (учитель), и это говорит о том, что они хотят стать Его учениками, т.е. вступить в эту школу Его жизни.

И тут уже ученики со своей стороны задают Иисусу вопрос: где живешь? И Иисус дает им очень серьезный ответ: идите и увидите. Может показаться, что Иисус убегает, увиливает от ответа, но на самом деле в этих словах Иисуса есть ответ, и здесь вернемся к тому, что я уже сказал вначале. Это встреча с Иисусом. Иисус не предлагает какую-то теорию, но действительно опыт встречи с Ним. Поэтому для каждого ученика Иисус дает другой ответ, и поэтому Он дает именно такой ответ – Он приглашает каждого идти за Ним и увидеть, т.е. пережить этот опыт общения с Ним. И текст как бы подчеркивает, настаивает именно на этом глаголе: «живешь», «обитаешь».

Чтобы понять, где же Иисус живет, нам необходимо вернуться к самым первым страницам Евангелия от Иоанна, к прологу. Ответ в тех словах, которые мы прекрасно знаем и произносим каждый день: Слово Божие, Иисус, стало плотью и обитало с нами. Т.е. Иисус обитает среди людей, среди нас.

Речь не идет о каком-то физическом месте, но о человечестве, среди которого, в котором обитает Иисус. Евангелист также фиксирует время, когда все это происходит. Было около 10-го часа, на самом деле, в пересчете на наше время, это где-то 4 часа дня. И очень странно в принципе для Иоанна, который пишет такое глубоко символическое Евангелие, что вдруг он обозначает такой частый момент, что было именно 4 часа дня. Поэтому надо понять, зачем это, открыть символическое значение вот этого момента, этого часа именно. В итальянском тексте написано: 4 часа дня, это 10-й час по тому, как считали время иудеи. Т.е. приближался уже 12-й час, шесть часов вечера, который считался последним часом дня. Потому что для иудеев день не начинался с восходом солнца, но в тот момент, когда восходила первая звезда. И корни этого - в самой первой книге, Книге Бытия, в описании сотворения мира, потому что всегда говорится «и был вечер, и было утро», а не наоборот. И поэтому шабат у иудеев начинается тогда, когда у нас считается вечер пятницы – у них это уже суббота. То есть 10-й час – это не просто конец дня, но уже предвещание нового дня, нового времени, времени Церкви. Надо не забыть, что еще раз Иоанн зафиксирует точное время в своем Евангелии – это час 9-й, час смерти Иисуса. Т.е. Иоанн фиксирует это время, чтобы показать, что с этого момента начинается новое время – время Церкви.

И после такого богословского обоснования этой встречи, то, что описывается в предыдущих стихах, мы видим также свидетельство, которое дает Андрей. Андрей идет к Петру, говорит ему «мы нашли Мессию», но то, что более важно, он ведет Петра к Иисусу. Наш Андрей ведет нашего Петра. Т.е. недостаточно просто передать какую-то информацию, которую мы нашли, но важно привести, чтобы Петр встретил и пережил этот личный опыт встречи с Иисусом. И здесь также видите, что в качестве главного действующего лица опять действует Иисус, Он опять задерживает свой взгляд на Петре. И это тоже не какой-то обыкновенный мимолетный взгляд Иисуса на Петра, а именно тот проникновенный взгляд, который изменяет жизнь Петра. Это изменение фиксирует, обозначает смена имени. Имя для иудеев всегда было значением сути самого человека, его личности. Петр, смысл этого имени – камень.

Сейчас прочитаем другой фрагмент, Евангелие от Луки, 22 глава, стихи 54-62, чтобы понять, что дальше происходит с этим камнем. Лука, 22 глава, 54-62:

54. Взяв Его, повели и привели в дом первосвященника. Петр же следовал издали.

55. Когда они развели огонь среди двора и сели вместе, сел и Петр между ними.

56. Одна служанка, увидев его сидящего у огня и всмотревшись в него, сказала: и этот был с Ним.

57. Но он отрекся от Него, сказав женщине: я не знаю Его.

58. Вскоре потом другой, увидев его, сказал: и ты из них. Но Петр сказал этому человеку: нет!

59. Прошло с час времени, еще некто настоятельно говорил: точно и этот был с Ним, ибо он Галилеянин.

60. Но Петр сказал тому человеку: не знаю, что ты говоришь. И тотчас, когда еще говорил он, запел петух.

61. Тогда Господь, обратившись, взглянул на Петра, и Петр вспомнил слово Господа, как Он сказал ему: прежде нежели пропоет петух, отречешься от Меня трижды.

62. И, выйдя вон, горько заплакал.

(Св. Евангелие от Луки 22:54-62, Синодальный перевод)

В этом отрывке совершенно другая атмосфера. Мы прочитали фрагмент Евангелия от Луки, у которого совершенно иные характеристики. Прежде всего, мы находимся в завершении Евангелия. Не надо забывать, что именно повествование о Страстях, Смерти и Воскресении Иисуса – это центр Евангелия. Все остальное ведет к этому моменту. И это по одной очень простой причине. Это объясняется тем, что проповедь, которую несли ученики Христа, была очень простая и короткая: Иисус страдал, умер и воскрес.

Все остальное было определенным образом добавлено к сути этой керигмы как плоды дальнейших размышлений. Здесь мы с вами прикасаемся к центру Евангелия. Иисус был схвачен в Гефсиманском саду и Его привели к первосвященникам. И текст здесь показывает нам очень важный момент, говорит, что Петр шел за Ним на расстоянии. С одной стороны, Петр продолжает идти с Иисусом, но идет за Ним, следует за Ним издали, и это тоже не просто какая-то запись физического характера или расстояние. Есть много эпизодов, много моментов, которые описывают то, что Петр не всегда был рядом, не был постоянен в том, чтобы быть близко к Иисусу, следовать за Ним вблизи. Но несомненно, этот момент наиболее красноречиво показывает слабость Петра, его непоследовательность в его пути ученика Иисуса.

Лука приготовляет этот рассказ тремя маленькими эпизодами. Интересно, что в этих эпизодах единственное имя, которое употребляется непосредственно и конкретно - это Петр. Это сделано для того, чтобы подчеркнуть функцию Петра как главного действующего лица. Трижды с разными людьми низкого уровня Петр отрекается от того, что он знает Иисуса. Мы уже сказали, что базовым, основополагающим условием отношений с Иисусом является следование за Ним. Мы не становимся учениками, изучая глубже и глубже учение Иисуса, но только входя глубже в отношения с Ним и познавая Его.

И здесь в момент истины Петр трижды говорит об Иисусе «я Его не знаю». Для иудеев повторить три раза одно и то же - это очень и очень серьезно. Кто-то следил за тем, как Папа посетил синагогу в Риме. Главный раввин при встрече с Папой Франциском рассказал, что Франциск - уже третий Папа, который посещает синагогу. И сказал, что для иудеев, когда что-то происходит три раза, становится традицией. Один раз или два это может быть случайность или повторение, но когда что-то происходит три раза, это уже традиция. И это помогает нам понять отрицательную силу вот этого поведения Петра. Петр делает прекрасное исповедание веры, но все то доброе, хорошее, что он сказал и сделал, перечеркивается и стирается тем, что он отрекается трижды.

Посмотрите, что говорит 61-й стих: «Тогда Господь, обратившись, взглянул на Петра». Опять эта слово «обратившись» и «взглянул», т.е. зафиксировал Свой взгляд на Петре. Еще раз, это опять Бог Иисус, Который ищет человека, ищет грешника, а не грешник, который сам обращается, чтобы найти Бога.

И какие же слова говорит Иисус Петру? Ни-че-го. Он только смотрит, только глаза Иисуса говорят. И что, вы думаете, было в этом взгляде Иисуса? Осуждение или гнев? Было, конечно, милосердие. Это единственный суд, который мы находим у Бога – милосердие. И здесь, наконец-то, Петр понимает учение Иисуса. И этот горький плач, о котором говорит 62-й стих, - это прекрасный знак перемены в Петре. Это знак, который говорит о том, что в этот момент Петр понял, что он прощен за все то, что он совершает в момент своей самой большой слабости.

Итак, внимание! Глубокий опыт греха открывает к тому, чтобы принять милосердие. Милосердие Божие, оно для всех. Но в Евангелии мы видим, что далеко не все принимают это милосердие Божие. Для того, чтобы принять милосердие, необходимо признаться в том, что я нуждаюсь в милосердии. И это тоже должно помочь нам в том, чтобы переосмыслить наши отношения с Богом.

Во всем Евангелии движение именно таково: Бог Иисус прощает грешника, и грешник обращается. Иногда мы представляем процесс наоборот: что это мы обращаемся и затем, после нашего обращения, Иисус нас прощает. Есть большой риск думать, что Бог простит меня, именно потому что я обратился, и соответственно риск думать и считать, что я сам себе зарабатываю прощение. Встреча Петра с Иисусом помогает нам понять, что Бог прощает без наших заслуг, по Своей благодати. И нам просто нужно позволить, чтобы нас глубоко коснулось это прощение.

Размышления: о. Франческо Кокко OFMConv

Перевод на русский язык: о. Николай Дубинин OFMConv

Расшифровала Наталья Румянцева