Голос Иисуса Распятого

Воистину, диалог Иисуса Распятого c человеком, начавшийся на Голгофе, длится столетия. Синоптические Евангелия донесли до нас беседу Христа с Богом Отцом: вознесенный на крест Господь молится словами псалмов: «Боже Мой, Боже Мой, для чего Ты оставил Меня?» (см. Мф 27, 46; Мк 15, 34 - Пс 21(20), 2); «Отче, в руки Твои предаю Дух Мой» (см. Лк 23, 46 - Пс 30(29), 6). Святой Иоанн в Евангелии пересказал слова завещания Христа, данного на кресте: «Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой. Потом говорит ученику: се, Матерь твоя!» (Ин 19, 26-27). 

Много столетий должно было миновать с тех пор, дабы крест, который был для иудеев соблазном, а для эллинов безумием (см. 1 Кор 1, 23), стал знамением любви и спасения, знамением победы и небесных врат. Стараниями святого Франциска Ассизского распятие из церквушки Св. Дамиана, что в окрестностях Ассизи, превратилось в необыкновенно известную и чтимую икону «тайны креста» по Евангелию от Иоанна. Оригинал этой очень популярной в наши дни иконы, называемой еще Францисканским Крестом, хранится в базилике Св. Клары в Ассизи. 

Здесь мы остановимся только на факте беседы Серафического Отца Франциска с Распятым Христом. Традиция сохранила для нас слова молитвы Франциска перед тем крестом: «Всевышний, славный Боже, освети тьму сердца моего и дай мне, Господи, истинную веру, ясную надежду и совершенную любовь, разумение и познание, чтобы исполнил я Твою святую и истинную волю». 

Конечно, мы не знаем, точно ли этими словами молился святой Франциск. Но стоит прислушаться к брату Фоме Челанскому, который во «Втором житии св. Франциска Ассизского» так рассказывает об этом событии: «Он уже полностью изменился в душе и был ближе к телесному изменению, когда однажды проходил мимо церкви Св. Дамиана, почти разрушенной и всеми покинутой. Направляемый Святым Духом, он заходит помолиться, с мольбой и благоговением простирается перед Распятием и сверхъестественным действием Божественной благодати весь преображается. Вдруг, когда он так пребывает углубленным в себя, - вещь доселе неслыханная! - изображение Распятого Христа обращается к нему, шевеля губами. «Франциск, - говорит оно, называя его по имени, - иди и почини мой дом, ты видишь - он весь разрушен». При этих словах Франциска объял трепет и изумление, он почти лишается чувств. Но он полностью готов к послушанию и весь сосредоточился на этом повелении. Но воистину, поскольку он сам никогда не мог описать то невыразимое преображение, которое ощутил в себе, и нам подобает набросить на него покров молчания.
С этого момента в его святой душе укоренилось сострадание к Распятому, и, как мы можем благочестиво предположить, досточтимые Стигматы Страстей Христовых глубоко запечатлелись, если еще не на теле, то в его сердце».


Св. Бонавентура в «Большой легенде св. Франциска Ассизского» излагает свою версию, к которой тоже следует прислушаться: «Вот однажды он вышел в поле поразмыслить и в размышлениях своих дошел до церкви Св. Дамиана, обветшавшей и почти развалившейся от крайней старости, и вошел в нее, воспламенившись духом для молитвы, и когда он простерся там перед образом Христа, дух его получил в молитве немалое облегчение. Глазами, полными слез, взирал он на крест Господень, и тогда с креста раздался голос, трижды провозгласивший (а он внимал этим словам телесным слухом): «Ступай, Франциск, отстрой дом мой - ты видишь, он почти разрушился!». Кроме Франциска в церкви в тот час никого не было, он содрогнулся и замер, восприняв чудо Божественного голоса, и когда он постиг сердцем, что внимал Самому Христу, он лишился памяти и упал без чувств. Придя в себя, он поспешил исполнить повеление и всей душой предался восстановлению внешнего здания церкви, хотя слова Божии главным образом относились к той Церкви, которую Христос приобрел Себе Кровию Своею, как указал позже Франциску Святой Дух и как он сам позже открыл братьям».


Без сомнений, та беседа Ассизского Бедняка с Распятым Христом - образец многовекового собеседования горящих любовью душ со Страдающим Спасителем, до конца возлюбившим человека. Например, под крестом, принадлежавшем королеве Ядвиге, который теперь хранится в Вавельском соборе Кракова, спустя сто лет после смерти святой были начертаны такие слова: «Се, окруженный надлежащим почтением образ Спасителя нашего Иисуса Христа Распятого, Который говорил, как гласит предание предков, со святой Ядвигой, королевой Польши, дочерью Людовика, Короля Венгрии и Польши, первой супругой Владислава Ягеллона, слывущей святой и прославленной после смерти за свою праведную жизнь различными чудесами. Ты же, прохожий, внемли знакам ран Господа Твоего, безгласно с тобой говорящего, и поразмысли в себе, как благодарен ты должен быть за них».


У этой необыкновенной истории есть продолжение. Крест Ядвиги почти сто лет после ее смерти находился в алтаре как часть триптиха, на боковых частях которого представлены четыре святые: Ядвига Силезская, Кинга, Бригитта Шведская и Ядвига, королева Польши. Все они особым образом участвовали в милосердном служении своему народу через правление. Все, согласно традиции, беседовали с Распятым Христом. Святой Ядвиге, королеве Польши, которая, согласно свидетельствам современников, была воспитана во францисканском духе Братьями Меньшими, Христос велел: «Делай то, что видишь». Похоже, что это - необычный и таинственный ответ Христа на ее духовное сомнение об ответственных решениях, касающихся судеб двух народов - польского и литовского. Беседа Ядвиги со Христом увенчалась героическим выбором, который оказался воистину благословенным.

Святая Бригитта Шведская в возрасте 10 лет впервые услышала о Страстях и смерти Христа; ночью она увидела распятого на кресте Спасителя и с тех пор не могла сдержать слез, размышляя о Муках Господа. Она часто повторяла слова, ставшие девизом ее жизни: «Моя Любовь - Распятый».

Святая Ядвига Силезская была одарена Богом во время молитвы необыкновенными милостями. Она с «любовью размышляла о Страстях Господних». У подножия креста она получила от Господа заверение в том, что все ее просьбы выслушаны.

Святая Кинга особо почитала Иисуса Распятого и перед Его образом искала утешения. Когда она,
погрузившись в молитву, воздавала честь Распятому, то услышала, как Он обратился к ней с просьбой читать «Верую» и «Отче наш» всякий раз, когда она будет проходить мимо.


В конце XV в. слуга Божий Святослав Молчащий (умер в 1489 г.) особым почитанием окружал хранящийся в Мариацком соборе Кракова крест работы Вита Ствоша. Молясь перед Распятым, он однажды услышал голос, взывавший к нему с креста: «Святослав, почему Моя Церковь молчит?». Пораженный подвижник начал молиться вслух. В иезуитском храме Св. Варвары находится крест, прославленный чудесами, с которого Господь Иисус говорил с молящейся Варварой Ланги (ум. в 1621 г.), знаменитой своим благочестием и почитанием Распятого Христа. Краковский епископ Пётр Тылицкий дал ей привилегию обустроить домашнюю часовню.


Из алтарной части францисканского храма в Величке (Польша) можно попасть в часовню чудотворного образа Христа Распятого. Согласно традиции, образ находился на этом месте со времени основания монастыря и храма (1623 г.). Как чудотворный он прославился в 1692 году. В монастырской хронике за тот год написано следующее: «Некий новиций по имени Кароль Кетнер Курляндчик, замечательный математик и лингвист, творил ночью на коленях молитву перед сим крестом, прося Христа о прощении давних грехов. Произнеся гимн св. Бернарда, он услышал голос с Креста: «Отпускаю тебе твои грехи». Духовно утешенный предивным образом, он утвердился в призвании к монашеству. Под присягой признался в этом чудесном событии перед провинциалом, гвардианом и наставником новициата». С того времени часовня Господа Иисуса Милосердного стала излюбленным местом молитвы для многих поколений монахов и жителей Велички. Среди прочих под этим крестом очень часто молился слуга Божий брат Алоизий Косиба, и сюда же он приводил своих подопечных для молитвы за благодетелей храма, а потом кормил их у монастырских ворот.


Подлинным проводником верующих к мистической дружбе с Распятым Христом стал святой Иоанн Креста (ум. в 1591 г.), великий реформатор Ордена кармелитов. Он удостоился видения Распятого и однажды услышал Его жалобу, что «души проходят мимо Его любви». Если святой Франциск Ассизский дошел до мистической дружбы со Христом путем созерцания тварного мира, который стал для него «лествицей», ведущей к Спасителю, то святой Иоанн Креста достиг той же самой цели, мистического соединения с Живым огнем любви, через философские и богословские штудии, через дорогу, подготовленную до него поколениями кармелитов.
Итальянской подвижнице, святой Джемме Гальгани (ум. в 1903 г.), Христос однажды сказал: «Многие оставили бы Меня, если бы Я не прибил их ко кресту».


Можно сказать, что у каждого своя дорога к Распятому и каждый мог бы написать собственный рассказ - начиная с Доброго Разбойника, первого святого, «канонизированного» Самим Христом на Голгофе, и заканчивая блаженной Анной Катариной Эммерик (ум. в 1824 г.), святым францисканцем Пием из Пьетрельчины (падре Пио, ум. в 1968 г.), краковской визионеркой святой Фаустиной Ковальской (ум. в 1938 г.)... Список учеников Распятого Спасителя бесконечен. Но одним из самых преданных и самых внимательных учеников Креста был и остается святой Франциск, носивший стигматы в память о ранах Господа, моливший о том, чтобы выполнить святую и истинную волю Господа и стяжавший дар сердца, отмеченного стигматом любви. Поэтому до сих пор миллионы паломников приезжают в Ассизи, чтобы встретить человека, влюбленного в Любовь, в ЛЮБОВЬ РАСПЯТУЮ.

Подготовлено по одноименной статье Людвика Куровского OFM