"Господи, покажи нам Отца, и довольно для нас" (Ин 14,8)

Слово «отец» – особенное в нашем языке. Маленький ребенок в числе первых слов, обозначающих окружающую его реальность, произносит слово «папа», наверно, не только потому, что его легче произнести. «Папа» – это очень близкие, личные отношения. Слово «отец» требует более осознанного возраста и включает в себя более абстрактное понятие, находящееся в прямой связи с нами и некоторым образом нас определяющее. У каждого человека есть отец, независимо от того, оставил ли он мою мать, когда она была еще беременна мною, или воспитавший меня и прививший мне самые лучшие качества. Отец не только (чаще всего) определяет мою фамилию, принадлежность роду моих «праотцов», но еще и неким таинственным образом призван показать мне образ моего Небесного Отца. И тут уже бывает очень по-разному. Иногда Богу приходится хорошо потрудиться, чтобы этот Свой образ в нас исправить.
В книге Бытия есть цикл, посвященный Иакову, внуку Авраама, он включает эпизод, очень загадочный по своему содержанию: борьба Иакова с Ангелом у ручья Иавок. Это место он назвал впоследствии Пенуэл, потому что «сказал, я видел Бога лицом к лицу». Там он открыл настоящий образ Бога-Отца. Опыт Иакова может быть полезным для каждого из нас, и поэтому в наших размышлениях попробуем пройти этот путь вместе с ним.
Как известно, невозможно понять Ветхий Завет без Нового, и Христос есть ключ к пониманию всего Священного Писания, поэтому начнем от Него. Каждый человек в последние минуты или часы своей жизни, думаю, попытается передать и сообщить своим близким что-то самое важное, свое завещание. Приглашаю вас сейчас обратиться к сцене Тайной вечери, где Иисус старается передать Своим ученикам очень важную мысль.
В Евангелии от Иоанна в 14-й главе мы читаем: «да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога, и в Меня веруйте. В доме Отца Моего обителей много. А если бы не так, Я казал бы вам: «Я иду приготовить место вам». И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я. А куда Я иду, вы знаете, и путь знаете. Фома сказал Ему: Господи! не знаем, куда идешь; и как можем знать путь? Иисус сказал ему: Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня. Если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего. И отныне знаете Его, и видели Его. Филипп сказал Ему: Господи! покажи нам Отца, и довольно для нас» (Ин 14, 1-8).
Христос, как видим, указывает цель всего нашего земного странствия, всей нашей жизни – это дом Отца, а точнее – Сам Отец. И говорит, что мы должны следовать неким путем к этой цели. Когда же Фома возражает Ему, что они, ученики, не знают по какому пути следовать, Иисус отвечает, что Он Сам и есть этот путь, который также есть истина и вся наша жизнь.
Вначале это подражание понималось только в нравственном аспекте. Затем акцент немного сместился, о нем стали говорить в категории следования за Христом. Это уже библейское понятие, здесь мы переходим в измерение отношений на личном уровне. Христос – тот, который идет впереди. Он оставляет следы, как на песке, по которым должен следовать я. Он не просто тот, на которого я смотрю, как на статую на пьедестале, а идущий впереди меня и зовущий вслед.
В последнее время было сделано еще одно важное замечание. Моделью жизни христианина должна стать идентификация его чувствований с сыновними чувствами Христа. В послании к Филиппийцам апостол Павел пишет: «ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе» (Флп 2,5). Слово «чувствования» ( греч. Φρονειτε) переводится как «настроение, ощущение, намерение, размышление, рассуждение, быть с кем-то одного мнения». То есть у нас должно быть то же мышление, какое было у Иисуса. Формой моей жизни становятся помышления и намерения Христа, они становятся созвучны моему сердцу, моими переживаниями. А какие же помышления и намерения были у Христа? Об этом Павел говорит дальше: «Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу;  но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек;  смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Флп 2, 6-8).
Во время наших размышлений постараемся глубже понять, что это значит. Сейчас только добавлю, что этот процесс не фрагментарный, происходящий время от времени, от одних реколлекций до других, но он постоянен по своей природе. Научиться основам веры можно за десять месяцев, пройдя курс катехизации. А обратиться – на это нужна вся жизнь, и даже ее не хватит, для этого нужна также и смерть, наивысший момент формации. Ганс Урс фон Бальтазар сказал, что смерть – это высшая форма поклонения Богу.
Итак, как же узнать чувства Сына? Единственный, кто знает чувства Сына – это Отец. Только Отец знает Сына, только Он может «сформировать» Сына в нас. Это и есть действие Троицы в нас: «все предано Мне Отцом Моим; и кто есть Сын, не знает никто, кроме Отца, и кто есть Отец, не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть» (Мф 11, 27; Лк 10,22).
И важно усвоить еще одну вещь. Нет такого момента в моей жизни, в который Отец не хотел бы реализовывать своего ведения. В разные моменты нашей жизни мы делаем что-то более или менее оригинальное, но благодать не перестает во всем непрестанно вести нас, как это было в жизни Марии. Тот же Павел говорит: «при том знаем, что любящим Бога, призванным по его изволению, все содействует ко благу» (Рим 8,28). А если сказано все, – значит любая ситуация в моей жизни, и та, которая причинила мне глубокую рану. И даже ситуация греха. Не сам грех, который является моментом добровольного отвержения воли Бога, но вся ситуация, включающая в себя и момент осознания и раскаяния, как в случае царя Давида.
Антонио де Мело в своей книге «Песнь птицы» приводит следующую историю:
В Евангелии от Луки читаем: «но Петр сказал тому человеку: «не понимаю, о чем ты говоришь». И тотчас, когда еще говорил он, запел петух. Тогда Господь, обратившись, взглянул на Петра… и Петр вышел и горько заплакал».
Меня связывают с Господом тесные узы, я общаюсь с Ним, благодарю Его, прошу о помощи. Однако меня никогда не покидало неприятное чувство, будто Он хочет, чтобы я посмотрел на Него. А я не смотрел. Я говорил, но отворачивался в сторону, когда чувствовал, что Он смотрит на меня. Я боялся увидеть в Его глазах осуждение своих греховных поступков или какое-нибудь требование: может быть, я должен что-то сделать. Однажды я набрался храбрости и посмотрел на Него! Я не увидел никакого осуждения. Никаких требований. Его глаза просто говорили мне «Я люблю тебя». И подобно Петру, я вышел и зарыдал.
Пока мы имеем дело с образом Бога в нашей жизни, то хотя мы  и будем читать молитвы, верить всем заповедям, правилам, стараться их соблюдать, но вместе с тем, возможно, у нас никогда не будет личного контакта с Ним. Мы никогда не отважимся посмотреть Богу  в глаза.

История Иакова

Теперь вернемся к истории Иакова. В нашем сознании есть стереотипы, и мы, я думаю, при упоминании имени праотца Иакова представляем его себе человеком с картины в храме, идеальным и совершенным, как каменная статуя, но далеким для нас. Так ли это? Мне кажется, что начать, как всегда, нужно с самого детства.
Английский богослов и психиатр Френк Лейк, возможно слегка преувеличивая, говорит, что, даже пребывая в утробе матери и во время процесса рождения каждый из нас может получить травму, которая будет иметь последствия для всей нашей последующей жизни. В любом случае, первые годы маленького создания очень важны для всего его развития. Если маленький ребенок не находит вокруг себя любящих родителей и их поддержки, одобрения, то его мир может стать бессодержательным. Если в доме, где ребенок воспитывается, он не получает любви, если ему не уделяют должного внимания, его жизнь становится холодной и бессмысленной. Как любящие лица порождают интерес к жизни, так безразличные лица – только депрессию.
У сына Авраамова Исаака должно было родиться двое сыновей, потому что Ревека, его жена, зачала близнецов. Еще когда они пребывали во чреве матери, между ними начался конфликт, они «начали биться» (ср. Быт 25, 21-24). Несмотря на то, что они были близнецами, они были абсолютно разными. Библия говорит, что Исав был весь красный и косматый, Иаков же гладким. Исав вышел из утробы первым, что давало ему право на первородство. Иаков же, выходя, держался за пятку своего брата, как будто не желая уступать ему этого первородства. В детстве он видел,  что  его отец Исаак «любил Исава». А Ревекка, мать, «любила Иакова» (ср. Быт 25,28). Это переросло в кризис его жизни. Сказано, что он стал «человеком кротким, живущим в шатрах», а это значит, что по большей части он воспитывался  женщинами, которые основную часть времени проводили в шатрах. Сейчас, наверно, мы бы назвали его «маменькиным сынком». Однако он всегда страстно желал одобрения со стороны своего отца. Библия не говорит, какие отношения были между Исааком и его сыном Иаковом. Но не только равнодушие ранит ребенка, часто родители любят детей обусловленной любовью: «если ты будешь…, то…», «если ты сделаешь…, то…». А если нет? Тогда пренебрежение и недовольство невозможно скрыть. Многие отцы даже не замечают, какую травму наносят своим сыновьям, когда укоряют их подобными словами: «неженка», «бестолковщина», «нюня», «слабак», «из тебя ничего не выйдет» и т.п. Вряд ли  Исаак использовал такие слова, но Иаков мог косвенно почувствовать этот укор, потому что сказано, что Исав, «старший», был искусным в звероловстве, человеком полей, и дичь его была по вкусу Исааку, его отцу. Трудно предположить, чтобы у младшего брата не возникла в этой ситуации ревность.
Это привело к тому, что впоследствии Иаков нечестным путем лишил своего брата первородства и получил отцовское благословение. Однажды, вернувшись с охоты очень уставшим и голодным, Исав увидел приготовленную братом похлебку из чечевицы и попросил разрешения ее съесть. На что Иаков ответил, что уступит ее, если Исав откажется в его пользу от своего «права первородства», «права старшинства» (ср. Быт 25, 29-34). Сделка состоялась. Очень часто молодые люди не видят несправедливости в подобных сделках, и они кажутся им невинными. Можно обвинить Исава в невоздержанности, меркантильности и непредусмотрительности, а Иакова – в хитрости и расчетливости, стремлении получить выгоду за счет других. Но я бы не спешил их осуждать.
Впоследствии, когда отец Исаак состарился и ослеп, он понял, что пора преподать свое отцовское благословение старшему сыну. «Бытие» («Генезис») означает  «родословия». Поль Бошан пишет, что у родословий, о которых повествуется в этой книге, есть два измерения: одно – по плоти, другое – по слову. «Слово» означает благословение Отца. В самом начале при сотворении мира и человека, Бог, как Отец, благословляет первую пару. Это благословение должно переходить от отца к сыну. Поэтому книгу «Бытие», первую книгу Библии, можно еще назвать «Книгой благословений». Человеческое семя передает телесную жизнь, а слово благословения  является семенем Божественной жизни, и так из поколения в поколение.
Естественно, может возникнуть вопрос, почему же Исаак хочет благословить только одного из своих сыновей, почему не может благословить одинаково обоих? Простого ответа мы не найдем. В этом установленном порядке передачи отцовского благословения избранному сыну, Бог хочет прояснить для нас что-то о Себе Самом. Он единственен: «да не будет у тебя других богов, кроме Меня» (Исх 20,3). Единственный – значит непредсказуемый, свободный. Бог единственен, и любовь к одному – это путь, который Он избирает для того, чтобы явить свою любовь ко всем. Поэтому в символе веры мы исповедуем веру в Единственного Сына Божия, в котором нам явлена вся Его любовь, благодать и благословение.
Иаков вновь проявил хитрость и, выдав себя за своего брата, обманом получил отцовское благословение. Идея исходила от его матери, Ревеки. Следуя ее совету, Иаков обмотал руки козлиной шкурой, чтобы слепой отец распознал в нем Исава. Отца подвели глаза, но голос он был способен различить, поэтому, сомневаясь, задает вопрос: «Ты ли, сын мой Исав?» И здесь уже Иаков идет на открытую ложь, называя себя Исавом. Бог допустил, что обман не был раскрыт, и Иаков получает благословение, которого от самого рождения так жаждал. Удивительно, что только в этот момент у старшего брата просыпается желание отцовского благословения. Возвращаясь с охоты и видя происшедшее, он с громким воплем спрашивает, нет ли у отца другого благословения. Он как будто просыпается, впервые ощутив боль, которую всю жизнь ощущал Иаков.
Благословение отца – это благословение Бога. О его сути мы поговорим немного позже. Теперь лишь видно, что отец представляет высшую инстанцию власти, закон, которому должен подчиниться сам. Он любит Исава больше, но он не вправе отменить уже данное благословение. Несмотря на то, что Ревека задумала всю эту интригу, ее выбор в итоге – благой. Исав на самом деле не был годен стать преемником Авраама. Беда только в том, что братья теперь враги, и один хочет убить другого. Чтобы не лишиться обоих сыновей, мать высылает Иакова в другую страну к своему брату Лавану.
Можно, конечно, обвинять Ревеку в предвзятости и во всей сложившейся ситуации. Но  она –  мать, которая любит обоих сыновей (ср. Быт 27,45). И она первая, кто не удовлетворена правилом, по которому лишь один может получить благословение. Если отеческая воля мыслит в категориях единственности, то мать, которая дает предпочтение одному, не отстраняет другого. Она мыслит категориями целостности, единства. Но Бог в этом смысле –и отец, и мать одновременно.
В фильме «Древо жизни»  режиссер Терренс Малик создает образ семьи, в которой отец олицетворяет путь естества, руководствующегося силой и властью. Мать же олицетворяет путь благодати, исполненный любви и милосердия. Главный герой, их старший сын, уставший от этого внутреннего разделения, произносит такую фразу: «Отец и мать, вы постоянно боретесь во мне». В каждом из нас происходит это противостояние в большей или меньшей степени: мы все дети своих родителей. Как же справиться с этим внутренним разделением?
Апостол Павел говорит: «Он (Христос) есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду, упразднив вражду, … дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека, устрояя мир» (Еф 2, 14-15).
В Новом Завете мы часто можем встретить такие имена как Вартимей (сын Тимея), Симон бар Ионы (сын Ионы), еще более ярко родство выражено в имени Вараввы (сын отца). Возможно, он был воистину сыном своего отца, и то, что он имел характер, подтолкнувший его стать разбойником, во многом было спровоцировано примером его отца.
Но есть и положительные примеры: Варфоломей (сын Толемая), апостол. Иисус Христос восхищается его характером истинного израильтянина, в котором нет лукавства. Наверняка эти качества были привиты ему его отцом. Истинного отца открывает нам Христос, и в Нем исчезают все противоречия. Он – лестница на небеса, по которой восходят и нисходят ангелы (ср. Ин 1, 51). Та самая лестница, которую видел во сне Иаков, испуганный и утомленный, бежавший из своего дома, чтобы снова вернуться туда спустя много лет преображенным, после многих испытаний.



Благословение. Желание сердца


Как же любящие друг друга люди, Ревека и Исаак, муж и жена, могли так себя повести? Как жена могла пойти на такое, обманув своего мужа? Если они такие праведные, как могли допустить эту несправедливость по отношению к детям?
Проблемой Исаака как раз и была его праведность. Для него на первом месте был закон: именно первородный должен наследовать благословение, стать избранником Божиим. Он даже не видел за этим законом личности, характера каждого из своих сыновей. А может и видел, но предпочитал не замечать.
Думаю, что внешняя слепота Исаака (под старость он ослеп) была знаком его внутренней слепоты. Он не сумел заметить, что старший сын, которому он потакал во всем, постоянно следует своим похотям – Исав не только был обжорой, но и взял себе в жены девушку из языческого племени. У него даже было несколько жен, которые доставляли большие неудобства родителям (ср. Быт 26, 34-35).
А талантов и способностей младшего сына Исаак не умел заметить, не прилагал к этому усилий. Часто и мы поступаем так со своими детьми, калеча их судьбу. Ребенок проявляет интерес к музыке, но нет, говорим мы,  ты будешь стоматологом, ведь музыкой себя не прокормишь. Ребенок хорошо рисует, но мы хотим сделать из него инженера, т.к. дедушка был инженером, отец инженером и «ты должен продолжить эту традицию». То есть мы следуем за стереотипом, не видим истинных желаний нашего ребенка.
Ревека оказалась более трезвой и внимательной: она была способна видеть сыновей в истинном свете. Она знала, что идет на грех и на обман, но в этой ситуации не видела иной возможности помочь младшему сыну. Грех все равно остается грехом, и за это Иаков должен был поплатиться.
По мнению Иакова, он честно купил первородство. По мнению Исава, Иаков выманил первородство хитростью. Сделка заключена, но благословение еще не получено. Наступает момент благословения отцом своих детей, Иаков фактически его получает, но брат на него ополчается и хочет его убить, и Иаков вынужден покинуть дом. Начинаются его мытарства. Он должен созреть до понимания совершенного греха, всей этой ситуации.
Бог ведет Иакова к Лавану, брату матери,  там он встречает Рахиль, красивую девушку, младшую его дочь. Отработав за нее семь лет, он, однако, из-за хитрости Лавана получает в жены ее старшую, не очень красивую, сестру Лию. Собственная хитрость вернулась к Иакову бумерангом. Чтобы получить младшую дочь, ему пришлось отработать еще семь лет. Прежде чем Иаков осознал свой грех, он должен был сам пережить нечто подобное. Но жажда благословения в нем не иссякла. Теперь он чувствует еще и жажду прощения – со стороны брата и Бога. Эти две силы движут им и побуждают вернуться в землю своего отца.
Все имеет свой духовный смысл. Исаак живет в земле обетованной, после греха Иаков должен покинуть землю обетованную, уйти из «Царства Небесного» и пережить свои испытания, как  и первый человек Адам.
Хотя отец Исаак ревностно стоял на страже правила первородства, сам он тоже не был первородным сыном, он был сыном избрания: старше его был Измаил, родившийся у Авраама от Агари, наложницы. Исаак мог бы нарушить это правило, если бы разглядел, чего на самом деле хочет Бог.
Что же такое благословение? Это молитвенное обращение к Богу с призыванием его милости и благодати на данного человека. По латыни благословлять –    «benedicere»: «говорить что-то доброе о ком-то, обещать добро». Если человек благословен Богом, это означает полноту жизни, обладание всем, в чем человек нуждается.  И значит, что он не только обладает этим, но и является источником благословения для других. В этом суть единственности благословения: Бог избирает кого-то одного, чтобы благословить всех. Аврааму Бог сказал: «в тебе благословятся все народы» (ср. Быт 22, 17-18).
И Бог во Христе Иисусе это благословение произносит над каждым из нас: «Ты – сын мой возлюбленный, дочь моя возлюбленная…» Это происходит в момент крещения. Поэтому и мы должны благословлять друг друга. Сейчас это все реже происходит, но еще можно встретить родителей, которые знамением креста благословляют своих детей в дорогу. Мы сами себя тоже благословляем знамением креста, перед началом всякого дела. В этом знаке мы чувствуем безусловную любовь Бога по отношению к нам. Бог проявил свое благословение в полноте в крестной смерти Иисуса Христа.
Противоположностью благословения является проклятие. По латыни проклинать – «maledicere»: «говорить зло, говорить плохо».  Часто люди не осознают, какую силу имеют слова проклятия, и в порыве гнева проклинают даже своих детей. Это накладывает очень глубокий отпечаток на их жизнь и развитие. Такой человек растет в постоянном преследовании смертью, все для него заканчивается крахом.
В Библии навеки проклят только дьявол. Об этом можно прочитать в Книге Бытия (ср. Быт 3,14). Проклятие – это отвержение, исключение из благословения единого Бога. Для человека оно не может быть абсолютным. После проклятия Бог обещает человеку прощение и благословение (Ис 1, 23; 56, 2-12).
Откуда у Иакова было это желание, жажда благословения?
В Евангелии от Иоанна есть момент, когда Христос говорит о Хлебе жизни, о том, что Его плоть является таким хлебом. Иудеи очень противятся этому, им трудно это принять. Иисус говорит: «не ропщите, никто не может прийти ко Мне, если его не привлечет Отец, пославший Меня» (Ин 6, 43-44). Св. Августин, комментируя этот текст, с гениальной интуицией замечает, что мы привлечены Отцом, и это не значит, что мы привлечены насильно. Он цитирует стих одной из эклог Вергилия: «trahit sua quemque voluptas» – каждый привлечен своим удовольствием (тем, что любит, тем, что нравится).
Это словно бы мы сказали Богу: «Сделай так Господи, чтобы я нашел в Тебе мое счастье, и Ты посели это желание в моем сердце». Посмотрите 36-й псалом, 4-й стих. Там сказано: «Утешайся Господом, и Он исполнит желания сердца твоего». В оригинале этот стих не говорит о том, что Бог удовлетворит желания нашего сердца, но что Он родит желания нашего сердца. Наше сердце захочет того, что будет формировать наше счастье. В этом мы будем научены самим Богом, потому что будем привлечены Им туда, куда радость и наслаждение нашего сердца нас подталкивают. В сердце Иакова было это желание, он его чувствовал и за ним следовал, хотя и не умел его правильно реализовать.
Что такое на самом деле грех? Это стремление обрести счастье своими собственными силами, не слушаясь Бога. Это поиск любви вне Любви, жизни вне Жизни. Это поиск Бога вне Бога. Каждый человек, совершая грех, желает какого-то блага себе, но идет неправильным путем. Поэтому так важно уметь заметить и распознать истинные желания моего собственного сердца,  понять, откуда они исходят, куда меня ведут, чтобы мне правильно действовать, совершать правильный выбор. Желания нашего сердца не случайны: если человек чувствует, к примеру, что занятия живописью или музыкой делают его счастливым, надо осознать это и суметь развить, правильно сформировать. Они могут привести человека к постижению Бога в красоте видимого и слышимого, и наполнить его жизнь смыслом и счастьем.
Если Иаков избранный, то только потому, что он более чем кто-либо, желал этого избрания от самого чрева матери. Если бы у Исава было такое желание, он бы приложил усилия, чтобы вернуться с охоты пораньше и получить благословение отца. Быть избранным – это значит хотеть им быть.
Чем глубже мы проникаем в суть нашего желания, тем больше осознаем приоритетность Бога в нашей жизни. Бога невидимого, как Ему и подобает. Бог сам поселяет в нашем сердце желания, которые хочет удовлетворить, потому что через них Он хочет привести нас к Себе.
Не стоит бояться своих самых простых и банальных желаний. Надо просить Бога, чтобы Он помог распознать то или иное наше желание, к чему они ведут. С искренним сердцем и доверием к Богу. Избегать следует только греха. Часто мы из-за нашего осторожничания не замечаем сокровищ и драгоценностей, которые Бог нам предлагает.
Иаков, желая вернуться домой, убегает от своего тестя Лавана. Он осознает, что возвращение не будет легким, ведь он должен вернуться к своему врагу – брату.



 «И боролся Некто с ним  до появления зари…»


Бог сказал Иакову, что он должен возвратиться в родную землю. Иаков оказывается в ситуации между двух огней. Он понял, что должен бежать от Лавана (Лаван даже гнался за ним вдогонку). Но дома Иакова ждал Исав, который стал воином, и у него уже была дружина из четырехсот человек. Брат и враг. И вот, Исав приближается в окружении воинов…А Иаков – всего лишь пастух, который возвращается в свою землю с целой вереницей женщин и детей. У Лавана он приобрел две жены и две наложницы, от которых имел одиннадцать детей. И вот, целым этим «караваном» он едет навстречу своему брату…
И нас тоже жизнь порой заводит в тупик, когда мы оказываемся «между двух огней», когда мы вынуждены выбирать «меньшее зло». Либо выбирать то, что мы распознаем как положительное. У Иакова, кажется, выбора нет. Бог специально создает такую ситуацию, когда человек вынужден встретиться и с самим собой, и с Ним лицом к лицу. В случае Иакова это и происходит у потока Иавок. Он решает разделить весь свой караван на несколько частей, надеясь, что Исав умилосердится. А если будет суров – то хоть какая-то часть каравана спасется.
Подойдя к границам земли обетованной, Иаков обращается к Богу в молитве.
Молитва эта удивительная. «И сказал Иаков: Боже отца моего Авраама и Боже отца моего Исаака, Господи [Боже], сказавший мне: возвратись в землю твою, на родину твою, и Я буду благотворить тебе! Недостоин я всех милостей и всех благодеяний, которые Ты сотворил рабу Твоему, ибо я с посохом моим перешел этот Иордан, а теперь у меня два стана. Избавь меня от руки брата моего, от руки Исава, ибо я боюсь его, чтобы он, придя, не убил меня [и] матери с детьми. Ты сказал: Я буду благотворить тебе и сделаю потомство твое, как песок морской, которого не исчислить от множества» (Быт  32, 9-12).
Он говорит Богу: «недостоин я всех милостей твоих». На иврите слово, переведенное как «недостоин» – «qatoni» –  означает буквально «я склонился, я унизился». Иаков стал незначительным в собственных глазах. Это освободило его настолько, что он перестал бежать от самого себя. С самого детства Иаков искал благословения. Не получая любви отца, он  желал быть лучшим и любимым. И вот, наконец, Иаков смиряется. Он умаляется, принимает себя таким, какой он есть: кротким человеком, живущим в шатрах, не воином.  И это помогает произойти важной встрече.
Иаков переводит через поток всех своих спутников и остается совершенно один на ночь. Одиночество – необходимый момент в нашей жизни, в котором Бог готовит исключительную встречу с нами. Одиночество дается нам труднее всего, мы панически боимся его и бежим от него. Но именно в нем Бог хочет говорить от Своего сердца к нашему сердцу.
«И остался Иаков один. И боролся Некто с ним до появления зари; и, увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с Ним. И сказал [ему]: отпусти Меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня. И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков. И сказал [ему]: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь. Спросил и Иаков, говоря: скажи [мне] имя Твое. И Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем? [оно чудно.] И благословил его там. И нарек Иаков имя месту тому: Пенуэл; ибо, говорил он, я видел Бога лицем к лицу, и сохранилась душа моя. И взошло солнце, когда он проходил Пенуэл; и хромал он на бедро свое» (Быт 32, 24-31).
Это один из самых трудных для толкования фрагментов Священного Писания. Его нелегко истолковать однозначно, недаром действие происходит ночью. В Библии ночь – это знак тайны, которую человеку нелегко понять. Мы никогда не поймем, что буквально произошло в тот момент с Иаковом. Но духовно ощутить опыт Иакова мы можем. Имя Иаков значит «коварство, хитрость, обман». Во время этой борьбы он получает новое имя: «борющийся с Богом, Израиль». Наш кроткий смиренный Иаков наконец-то становится борцом. Но эта борьба такого плана: Бог пытается победить гордость Иакова и сделать его смиренным.
Сказано, что ангел поразил Иакова в бедро. В книге пророка Осии в 12 главе (2-6) читаем: «Но и с Иудою у Господа суд и Он посетит Иакова по путям его, воздаст ему по делам его. Еще во чреве матери запинал он брата своего, а возмужав боролся с Богом. Он боролся с Ангелом – и превозмог; плакал и умолял Его; в Вефиле Он нашел нас и там говорил с нами. А Господь есть Бог Саваоф; Сущий [Яхве] – имя Его. Обратись и ты к Богу твоему; наблюдай милость и суд и уповай на Бога твоего всегда». Посетит Бог Иакова и воздаст ему по делам его – Иаков, выстрадав немало за свои грехи, стал смиреннее. Бог поражает его в бедро – самое сильное его место, которым он еще в утробе матери «запинал» своего брата.
Бога победить можно только одним способом – смирением и покаянием. Когда душа смиряется и унижается перед Ним, Бог нисходит к нам, склоняется, как Отец над своим ребенком. 
Некоторые раввины считают, что Иаков боролся с ангелом-покровителем Исава. У каждой области, считалось, есть свой ангел-хранитель. И этот ангел не позволял Иакову войти в землю обетованную. В этой борьбе Иаков должен был доказать свое право на благословение.
Сейчас Иаков исправляет свою ошибку, получает то, что должен был получить законным путем. Во время борьбы Бог пытался одолеть не самого Иакова, а его понимание того, что произошло, его упование лишь на свои собственные силы. Бог боролся «с» Иаковом, а не «против» него, Бог боролся вместе с ним и помог Иакову победить…
Слово, употребленное здесь в значение «бороться» означает буквально «валяться в пыли». В духовном смысле «пыль» - символ унижения, умаления.
Получив благословение уже не от отца, а от Бога, после этой борьбы Иаков дал имя этому месту – Пенуэл, «ибо сказал, что видел Бога лицом к лицу». В одном из мидрашей говорится, что Иаков видел Бога в Духе Святом, ведь Бога не видел никто и никогда. В Книге Исайи  (63, 9) есть такие слова: «во всякой скорби их Он не оставлял их, и Ангел лица Его спасал их». В некоторых местах Писания употребляется синонимично «Князь Лика» либо «Ангел Завета». Раввины говорят, что Иаков имел мессианский опыт, видел лицо Мессии. Мы бы сказали – видел лицо Христа. Поэтому отрывок из книги Исход (23, 20-21): «Вот, я посылаю перед тобою Ангела (Моего) хранить тебя на пути и ввести тебя в то место, которое Я приготовил (тебе). Блюди себя перед лицеем Его, и слушай гласа Его; не упорствуй против Него, потому что Он не простит греха вашего; ибо имя Мое в Нем» – можно толковать в этом же ключе. Раввины допускают здесь такой перевод: «Мы с Ним имеем одинаковое имя». То есть речь идет о Мессии – Христе.
Как Иаков, мы тоже отчаянно стремимся увидеть Лицо Божие. Иаков требует благословения, и мы тоже никогда не получим внутреннего исцеления, пока не найдем лицо Бога, который есть Любовь, воплощенное во Христе. Он – «Князь лика Его» и имеет с Богом одно имя.
Если кто-то с детства не получал любви, неужели он навсегда обречен на внутреннюю пустоту? Нет, при встрече с Христом каждый может получить опыт безграничной любви. Именно встреча с Богом исцеляет по-настоящему.
После этой ночи борьбы Иаков наконец-то выходит навстречу Исаву. Подходя, он кланяется ему семь раз. Исав же побежал Иакову навстречу и «обнял его,  пал на шею его, и целовал его, и плакали (оба)…» (Быт 33, 4 и далее). Какую евангельскую сцену вам напоминает эта встреча? Ради этого момента стоило пережить все испытания. Посмотрите, сколько времени должно было пройти, пока оба брата созрели для нее. «Я увидел лице твое, как бы кто увидел лице Божие, и ты был благосклонен ко мне», - говорит Иаков Исаву (Быт 33, 10).
По-настоящему лицо Божие мы можем увидеть в нашем ближнем, если есть взаимная любовь, если происходят примирение и прощение…



Лик Христа


Почему так важен именно Лик? Лицо – это зеркало сердца. В Книге Притч (27,19) говорится: «Как в воде лицо – к лицу, так сердце человека – к человеку». В зеркале воды отражается феномен человеческого лица. Мы  –  и видящий, и видимый одновременно, когда смотрим на свое отражение. Встреча людей лицом к лицу символизирует внутреннее обоюдное познание двух сердец. Бог проникает своим взглядом в глубину наших сердец. Лицо, лик выражает наше истинное «я».
Обратите внимание, с какими лицами мы встречаемся по утрам друг с другом или с собой в зеркале? Они вдохновляют или угнетают? В Библии все имеет свое значение. Уста – улыбка Иова укрепляла других, когда они не были уверены в себе, люди ценили свет, который исходил от его лица (ср. Иов 29,23-24). Нос – это индикатор настроения человека, особенно гнева (евр. «гнев» – букв. «нос»). В книге «Исход» есть просьба к Богу отвратить гнев (букв. «ноздри») и не наводить наказания за грех (Исх 32,11). Больше всего нам могут сказать наши глаза, это наиболее выразительная часть лица. Они – индикатор нашего духовного, да и физического здоровья. Они привлекают своей красотой (ср. Песн 1,14; 4,1; 4,9). Христос говорит, что око есть светильник для тела.
Священное Писание много говорит о лике, перечислим лишь некоторые моменты: «Перед лицем седого вставай и почитай лице старца. И бойся Бога твоего. Я Господь» (Левит 19,32). Почитать лицо человека значит почитать самого человека.
В книге Эсфири (1, 14): увидеть лицо царя – значит быть допущенным в его присутствие. Смотреть на лицо – это связано с почитанием и поклонением. Это то, к чему мы все придем в Царствии Божием (ср. Откр, 22 , 3-4). Там пелена, завеса, мутное стекло, как говорит апостол Павел, исчезнут, и мы увидим Бога лицом к лицу.
Вся книга Псалмов полна такими цитатами. Когда Бог скрывает свое Лицо, Он не только лишает своего присутствия и заботы, но и не принимает почитания и молитвы человека. «Не скрывай лица Твоего от раба твоего, ибо я скорблю…» (Пс 69, 18, ср. также Пс 13,2; 102,3). Если мы чувствуем свой грех, то поступаем как маленький провинившийся ребенок, который не может посмотреть в глаза своему родителю: не можем прямо посмотреть Богу в лицо. «Отврати лицо Твое от грехов моих» (Пс 51,11), – просит Давид. Отвернись, пожалуйста!
Это всегда было самым глубоким желанием человека – созерцать лицо Божие. В Израиле наибольшим благословением считалось увидеть над собой сияние Лика Божьего. Так Бог повелел Аарону благословлять израильский народ, и именно это благословение избрал для своих братьев св. Франциск Ассизский: «Да благословит тебя Господь и сохранит тебя! Да призрит на тебя Господь светлым лицом Своим и помилует тебя! Да обратит Господь лице Свое на тебя и даст тебе мир! (Числ 6,24-25).
Присутствие Лика Божия – это сила для Его народа. На вопрос Моисея, кто пойдет с народом, чтобы вести его правильным путем и защитить, Бог отвечает «Сам Я (в оригинале – «Мое лицо») пойду, и введу тебя в покой» (Исх 33, 14). Все это говорит о том, что у Бога есть собственное лицо, и это лицо дает силу каждому из нас.
Вернемся к сцене Тайной Вечери, с которой мы начали размышление. «Филипп сказал Ему [Иисусу]: Господи! покажи нам Отца, и довольно для нас. Иисус сказал ему: столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп? Видевший Меня видел Отца; как же ты говоришь, покажи нам Отца? Разве ты не веришь, что Я в Отце и Отец во Мне? Слова, которые говорю Я вам, говорю не от Себя; Отец, пребывающий во Мне, Он творит дела. Верьте Мне, что Я в Отце и Отец во Мне; а если не так, то верьте Мне по самым делам. Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит, потому что Я к Отцу Моему иду. И если чего попросите у Отца во имя Мое, то сделаю, да прославится Отец в Сыне» (Ин 14, 8-14).
Возможно, мы уже не один год верующие и молимся Христу, но не всегда способны узнать в Нем Бога-Отца. И молиться Ему с доверием. В Нагорной проповеди (Мф 5, 48) Иисус говорит: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш небесный». Совершенство – это библейский термин, который означает Божию доброту и милосердие, те качества, которыми Он творит и правит всем этим миром. Св. Лука говорит об этом немного иначе: «Будьте милосердны, как Отец ваш небесный милосерд» (Лк 6,36). Оба эти стиха имеют свой прототип в Ветхом Завете. В книге Левит (19,2) говорится: «Святы будьте, ибо свят Я, Господь Бог ваш».
Совершенство Бога-Отца имеет свою конкретную форму выражения. Эта конкретная форма – Христос. И Божье совершенство, милосердие, проявилось именно в любви Христа к нам. Полнота этой любви совершилась на кресте. Христос, умирая, произносит: «Совершилось» (Τετέλεσται) – «закончено, исполнилось, заплачено». Это однокоренное слово с тем словом, которое он произносит на Тайной вечере:  «до конца  возлюбил их» - εις τέλος, как конечная цель.
Бог нам оставил Свое слово. Христос явил нам откровение Отца во всей своей жизни. Апостолы это все видели, запомнили, записали…  Но мало этого, Бог, знающий как мы устроены, чтобы мы не были ущемлены по сравнению с теми, кто имел возможность видеть Христа, оставил в Церкви еще и свой Лик. Именно поэтому, я думаю, в Церкви, несмотря на иконоборчество, осталась икона.  Лик Христа постоянно живет в Церкви, и мы можем его созерцать.
Мы можем подумать: ну как же так, столько разных изображений Христа, какое же из них настоящее? По воскресении Христос являлся своим ученикам.   Мария Магдалина у гроба сразу не узнала его, приняла за садовника. Св. Марк замечает одну очень интересную вещь: Иисус является ученикам на дороге в Эммаус «в ином образе» (Мк 16,12). У озера Тивериадского ученики снова Его не узнают…
Бог каждому является в своем образе – в таком, в каком мы способны его воспринять, и в каком Он хочет явить Свое  милосердие к нам. Нужно только не бояться заглянуть в Его глаза, его Лик. У Бога нет другого лица кроме лица Христа.
Созерцание Лика Бога обладает действенной силой. Апостол Павел говорит: «Господь есть Дух, а где Дух Господень, там свобода. Мы же все, открытым лицом, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа» (2Кор 3, 7-18), и чуть ниже он говорит, что Бог озарил наши сердца познанием славы Божией в лице Иисуса Христа. Введите в вашу молитвенную практику созерцание Лика Христа, просите Его явить вам милосердие и силу, чтобы ваши лица были такими же милосердными, как Его,  и отражали нашего Небесного Отца другим людям, нашим ближним.

Познание Бога в жизни Иакова произошло только в тот момент, когда он смог умалиться, смириться, принять себя и простить своего врага – брата. Мы говорили о том, что в нас должны быть «те же чувствования, какие во Христе», и Сам Отец формирует образ Своего Сына в нас. Иакову понадобилась целая жизнь, чтобы прийти к этой встрече с Богом в месте, которому он дал имя «Лицо Божие». Там его любовь уподобилась любви Христа, и там он воистину получил благословение Отца, жажда которого сопровождала его с самого детства.
Бог в каждом из нас хочет явить Своего Сына и Свою Отчую любовь. Ради этого стоит отправиться в путешествие, которое называется жизнь…


Андрей Буко OFMConv